http://old.subscribe.ru/group/klub-lyubitelej-kosmosa/14082983/

 

Малые планеты интенсивно растут?


Чтобы обсудить вопрос, стоящий в заголовке статьи, начнём разговор с земных вулканов.
Вулканы могут извергать не только раскаленную магму, но и другие продукты вулканизма. Например, водород, метан, сероводород, сернистый газ, воду, нефть, поток грязи, каменистый грунт и т.д.   Вероятно, поэтому О.Е. Акимов предпочёл для них  обобщённое название «космические струи». Но нас в этой статье будут интересовать традиционные вулканы, извергающие магму. Те вулканы, в результате деятельности которых на поверхности планеты остаются кальдеры. Кальдера – это обширная циркообразная котловина вулканического происхождения, часто с крутыми стенками и более или менее ровным дном.

Вот фотографии вулканов  с кальдерами и вложенными в них кратерами (рис.1)

Рис. 1

Мы видим, как во внешнее (старое) кольцо вулкана - кальдеру, вложено меньшее (более позднее). Вложений бывает и три, как у вулкана Крашенникова. Бывает и ещё больше.

Почему так происходит? Магма, или вулканический газ под огромным давлением ищет выход к поверхности Земли. Естественно, находится этот выход на пути наименьшего сопротивления. Через определённое время процесс поиска пути для выхода повторяется. Обычно это бывает тот же самый путь с небольшими отклонениями (старый путь где-то закупорился). Найденный новый выход чаще располагается в центре старой кальдеры, иногда чуть сбоку. Так в центре кальдеры возникает центральная горка.

Далее я хочу договориться о терминологии в рамках этой статьи. Планетами я буду называть все космические тела, которые выглядят такими же круглыми, как Земля. В конце концов, размер планеты – это мало существенно. Плутон долгое время числился планетой, потом его хотели разжаловать в астероиды, и даже в плуто́иды (слово-то какое противное!). Сейчас он числится в малых планетах.  Итак, у нас речь о малых планетах, вот они:

Малая планета Церера,  с расстояния почти 4 500 км  (рис.2)

http://www.infuture.ru/filemanager/nasamissionp.jpg  Рис. 2

Спутник Сатурна Мимас (рис.3). На снимке виден кратер Гершель, ширина которого составляет 130 км. Это почти треть поперечника Мимаса.

  Рис. 3


Спутник Сатурна Япет (рис.4). Слева внизу виден большой кратер, тоже около трети поперечника Япета. Но у Япета есть ещё кальдера, охватывающая его почти по диаметру!

   Рис. 4



Ну и, разумеется, наш спутник Луна с его главным кратером Тихо (рис.5)

   Рис. 5

На всех пяти рисунках одна и та же картина – внешняя большая кальдера, а внутри неё почти по центру горка нового кратера. Разумеется, всё это вулканические кратеры. Хотя в литературе и интернет-изданиях эти кратеры называют ударными. Это ошибочное представление утвердилось ещё в ту пору, когда лунные кратеры в телескоп были видны просто как тёмные пятна. Сейчас же и центральную горку, и даже громадный валун на её вершине уже рассмотрели во всех подробностях. Нужно иметь полное отсутствие пространственного мышления, чтобы считать всё это творением удара метеорита. Вот тут (htps://rutube.ru/video/61b9f0712d07aaa9662ac649b45ca646/ )   Вам под симпатичную музычку покажут и кратер Тихо и его центральную горку во всех ракурсах. А Вы попробуйте представить, что это соорудил удар метеорита. Думаю, что не получится.

Но главная загадка возникает, когда мы начинаем сравнивать размеры кальдер Земли, Луны, спутника Сатурна Мимаса и спутника Сатурна Япета:
на Земле кальдеры достигают 10—20 км в поперечнике;
кальдера кратера Тихо 85 км;
кальдера
спутника Сатурна Мимаса 130 км;
кальдера спутника Сатурна Япета, идущая по, экватору ~5000 км.

Как такое может быть?

Ну, почему кальдеры Земли меньше лунных кальдер, объяснить нетрудно. Сравните мягкие очертания Уральских гор с абрисом «крыши мира» – Памира (рис.6)

    Рис. 6

Возраст Уральского горного массива более чем 600 миллионов лет. Горы Памира образовались в течение последних 50 млн. лет. Атмосферные осадки, мороз и солнце поработали над горами Урала. Но возраст Земли определяется не десятками или сотнями миллионов, а миллиардами лет. За это время старые кальдеры вода и воздух сравняли с землёй, поэтому мы их не видим. Допустим, что это так. Это объясняет, почему лунные кальдеры больше земных. Но как быть с кальдерами Мимаса и Япета?

Ещё 27 октября 2015 года О.Е Акимов  в аннотации к фильму «Эфир (Часть 13) Космические струи» написал:

«Любое тело Солнечной системы и, вообще, Вселенной, является заводом по производству вещества. Таким образом, есть мировая среда, из которой конденсируется материя в форме газовых струй, жидкой магмы или восходящих из центра космического тела к его периферии огромных раскаленных глыб. Формы превращения энергии эфира (я предпочитаю этот старый термин для обозначения мировой среды) могут быть самыми разнообразными — всё зависит от местных условий, от долгой предыстории и одновременно от конкретных физических процессов».

Я не согласилась с этим высказыванием, так как считала недопустимым декларировать некоторое явление, не объясняя даже приблизительно его механизм. У меня в запасе был опытно обнаруженный супругами Жолио-Кюри механизм выбивания гамма-квантами из «пустоты» электрон-позитронных пар. Используя только этот опытный факт, мне удалось объяснить особенности неустойчивых комет, см. «Новое о кометах» (http://subscribe.ru/group/klub-lyubitelej-kosmosa/13235602/) и особенности поведения кометы Чурюмова-Герасименко при приближении к Солнцу, см. «Объяснение природы кометных струй» (http://old.subscribe.ru/group/klub-lyubitelej-kosmosa/13660823/). Обе статьи я отослала на суд О.Е. Акимову. С первой статьёй он согласился, а со второй, похоже, что нет. Но я по-прежнему считаю, что в обоих случаях я нашла правильное объяснение. Судя по количеству просмотров второй статьи, читателей я в этом убедила.

Но что касается обсуждаемых в данной статье очень больших размеров кальдер на малых планетах, то механизм Жолио-Кюри здесь беспомощен. Для объяснения этого явления требуется предположение о буквальном быстром росте малых тел. Причём не за счёт налипания пыли с поверхности (тогда кальдеры стали бы невидимыми), а за счёт «вспучивания» изнутри. То есть я вынужденно соглашаюсь с Акимовым, что «Любое тело Солнечной системы и, вообще, Вселенной, является заводом по производству вещества».  В равной  степени для больших и малых тел, или для малых преимущественно, об этом ещё надо размышлять. Как и о механизме этого явления.

 

 

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

Любое тело Солнечной системы и, вообще, Вселенной, является заводом по производству вещества. Таким образом, есть мировая среда, из которой конденсируется материя в форме газовых струй, жидкой магмы или восходящих из центра космического тела к его периферии огромных раскаленных глыб. Формы превращения энергии эфира (я предпочитаю этот старый термин для обозначения мировой среды) могут быть самыми разнообразными — всё зависит от местных условий, от долгой предыстории и одновременно от конкретных физических процессов