http://old.subscribe.ru/group/klub-lyubitelej-kosmosa/14025481/

 

Точечные аттракторы и эфир

Эта тема такая, что побуждает к личным воспоминаниям.  В своё время я читала студентам математический курс «Теория поля». Сперва шла теория скалярного поля, затем теория векторного поля. Математика наука спокойная в отличие от физики. Никакой драмы идей мы не переживали. Если, например, в каждой точке атмосферы нам известна плотность воздуха, то, значит, это скалярное поле плотностей. А если в каждой точке известно направление ветра, то это векторное поле скоростей. Причём, математику безразлично, с каким конкретно полем он имеет дело – с электрическим, с магнитным, с гравитационным, или ещё каким-нибудь. В математике формулы всех этих полей одинаковые и красивые, как пасхальные яички. Однажды по окончании курса один из студентов сказал даже: «Какая красивая теория!».  Я же думала, что теория не только красивая, но и полезная. Но вот однажды прочла высказывание одного очень уважаемого мной человека по поводу теории поля: «Очень красивая теория, но на практике совершенно не работает». Увы, он был прав. Об этом и будет речь в данной статье.

Конкретно в этой статье речь пойдёт об американском физике Альфреде Майере (рис.1), о его опыте с плавающими магнитиками (рис.2) и об опытах с пылевой плазмой, через полтора века чудесным образом повторившей узоры плавающих магнитиков (рис.3).

 

События развивались так.

Альфред Маршалл Майер проводил  опыты с плавающими в поле сильного магнита магнитиками на пробковых плотиках. Здесь впервые в физике он столкнулся с точечными аттракторами, хотя, разумеется, не подозревал о том, что это аттракторы. Его просто поразило, как симметрично и красиво располагались магнитики. Поэтому он зарисовал получавшиеся узоры и издал книгу с игрой для любознательных детей. Недавно
О.Е. Акимов нашёл библиографию, свидетельствующую о том, что выводы Майера были более глубокими: анализируя структуры фигур при большом количестве магнитиков, он нашёл какую-то систему, подобную таблице Менделеева. А здесь уже близко подсказка о строении атома.

Пусть простит меня уважаемый Олег Евгеньевич, но я не вижу в зарисовках Майера подходов к строению атома. Достаточно повернуть рисунок автора на 90о, чтобы иллюзия правильных концентрических окружностей исчезла (рис.4)

              Рис. 4

 

В конце 19-го века талантливый физик  Дж.Дж. Томсон был глубоко поглощён размышлениями о строении атома. Когда он познакомился с орнаментами плотиков Майера, то это послужило толчком для возникновения идеи модели атома.
Дж.Дж. Томсон  начал создавать модель атома, руководствуясь рисунками Майера. Подобные феномены известны.  Описан случай, когда инженера, ломающего голову, как создать мост через пропасть подручными средствами, при взгляде на паутину осенила идея висячего моста. К слову, по аналогии с узорами Майера  Дж.Дж. Томсону создать модель атома не удалось. Он выбрал ложный путь.

И, наконец, ещё один штрих к истории с узорами из плавающих магнитиков. В начале уже нашего,  21-го века академик В.Е. Фортов  проводил опыты с пылевой плазмой в магнитном поле и невесомости. Киносъёмка зафиксировала всё те же узоры плотиков Майера (рис.3).

Как это понимать? Особенно в свете классической теоремы английского физика-теоретика Ирншоу, которая гласит, что никаких устойчивых орнаментов из точечных аттракторов быть не может. Дословно теорема Ирншоу звучит так: «Всякая равновесная конфигурация точечных зарядов неустойчива, если на них кроме кулоновских сил притяжения и отталкивания не действуют иные силы». Теорема распространяется и на явления магнитной левитации, что мы имеем в случае с плавающими магнитиками. 

Тут самое время перечитать первый абзац данной статьи. Теорема Ирншоу – это классическая теорема классической теории векторного поля. Она безупречна теоретически, но на практике совершенно не работает.

Сейчас я займусь доказательством того, что теорема Ирншоу действительно не работает в реальных условиях. Я буду приводить примеры, показывающие, что это так.

Прежде всего, молекулы. Молекулы  – это конфигурации точечных положительных ионов и точечных отрицательных электронов. Например, вода. Согласно теореме Ирншоу, такое образование, как вода, в природе невозможно, так как оно должно быть неустойчиво. Но воды в природе много и она очень устойчива.

Химики объясняют устойчивость молекул воздействием стерических факторов. Я нашла следующие объяснения понятия «стерический фактор»:
стерический фактор учитывает необходимость определения взаимной ориентации реагирующих частиц…;
стерический фактор – вероятностный фактор.

В переводе с языка химиков на человеческий язык всё это означает, что в реальных условиях теорема Ирншоу к молекулам неприменима.

Другой пример. В фильме Акимова «КП 88»  (https://youtu.be/pfbXg7_c_7s) рассматриваются наблюдения проявлений эфира в опытах с пылевой плазмой.  На рис.5 показан скриншот из этого фильма. По нему точно виден момент просмотра   
1: 00: 04.  Чтобы читатель ясно понимал дальнейшие рассуждения, желательно, чтобы он загрузил фильм и просмотрел его несколько секунд, пока не уйдёт этот кадр с экрана.

 

Рис. 5

Итак, на экране видна пространственная решётка из пылинок  (пылинки заднего фона выглядят размытыми). Самое важное, на что нужно обратить внимание – непрерывное дрожание пылинок.

Плазменно-пылевой кристалл состоит из заряженных пылинок, которые можно считать точечными. Эксперимент проводился в невесомости, значит на пылинки никакие силы, кроме кулоновских, не действовали. И, тем не менее, кристалл был устойчивым, не считая дрожания, о котором мы сейчас поговорим.

В энергетическом поле эфира есть регулярно расположенные потенциальные ямки. Попадая в эти ямки, пылинки в них остаются, что и обусловливает устойчивость пылевого кристалла (рис.6)

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c5/Potential_energy_well.svg/280px-Potential_energy_well.svg.png

Рис. 6

Потенциальная яма (аттрактор) область пространства, где присутствует локальный минимум потенциальной энергии  частицы. Если в потенциальную яму попала частица, энергия которой ниже, чем необходимая для преодоления краёв ямы, то возникнут колебания частицы в яме. Вот эти колебания в потенциальной яме мы и видим как дрожание пылинок. Возможно, что дрожание возникает по закону теоремы Ирншоу: две соседних заряженных частицы, каждая из которых находится в своей потенциальной яме, чувствуют друг друга из-за кулоновского взаимодействия; они пытаются либо сблизиться, либо отдалиться, но потенциальный барьер в виде краёв ямы не даёт им это сделать.  Они бьются об него, отскакивают, и это повторяется опять и опять. А возможно, теорема Ирншоу тут не при чём. Просто на пылинки налетают молекулы газа, отчего они вздрагивают. В любом случае из картины устойчивого кристалла с дрожащими пылинками следует вывод: в данных конкретных условиях теорема Ирншоу не работает.

Так о чём же говорят результаты опытов Майера и Фортова в совокупности? В опытах Фортова велась киносъёмка. Поэтому зафиксированные конфигурации можно считать объективно подтверждёнными. В опытах Майера сделаны зарисовки. При большом числе точек зарисовки документальными считать нельзя. Тем более, что линии, соединяющие точки, учёный проводил по собственному усмотрению.  Но при малом числе точек общий вид конфигурации, скорее всего, Майер срисовал верно. Тогда можно сделать такой вывод: в обоих случаях мы наблюдаем точечные аттракторы одинаковой конфигурации. В опытах Фортова расстояния между аттракторами измеряются с миллиметрах. В опытах Майера – в сантиметрах. Это значит, что в данных случаях мы наблюдаем фрактальные формы эфирной решётки.